LiveZilla Live Help
 
Единый многоканальный
телефонный номер

Поиск и бронирование парусных и моторных яхт

Международные капитанские лицензии IYT

Для владельцев - хранение, обслуживание, чартерные программы

IYT YM Offshore
17 февраля 2014
Наша яхтенная школа получила допуск на обучение по программе Yacht Master Offshore.  Пройти двухнедельное обучение по этой программе можно в  учебной центре Сичартера, расположенном в Словении. далее

Все новости

 
  Принимаем
к оплате
 

Статьи

/ Главная  / Статьи / «Толковый морской словарь для бестолковых сухопутных читателей»

«Толковый морской словарь для бестолковых сухопутных читателей»

  «Со  временем,  путем  взаимных разумных уступок,  моряки  и  сухопутные  люди  придут,  наконец,  к  одному общепринятому языку».    

Александр Некрасов. «Приключения капитана Врунгеля»

 

Чтобы описание приключений во время плавания на парусной яхте было понятно даже человеку,  не овладевшему морским языком, капитан  дальнего  плавания Христофор Бонифатьевич Врунгель составил в свое время «Толковый словарь для бестолковых сухопутных читателей». Попробую растолковать необходимые понятия в одной главе.  Эту главу можно не читать совсем, а можно возвращаться к ней как к словарику.

Яхта. Так называется и моторное, и парусное судно, предназначенное для спортивных или туристских целей. Но мы говорим только о парусных яхтах. От моторных их отличает наличие парусов, рангоута и такелажа. Рангоут. Поскольку на деревянных парусниках мачты, реи и гики делались из цельных стволов деревьев, то их так и называли рангоут, рангоутное дерево (от голл. "rondhout" - круглое дерево). В наше время и вертикальное рангоутное дерево - мачта и горизонтально прикрепленный к ней в сторону кормы гик делаются из металла, но название сохраняется.  Паруса. Парус, который крепится к мачте и гику называется грот. Парус, который идет от носа к мачте – стаксель. Есть еще дополнительный парус – спинакер, который ставится вместо стакселя, когда ветер дует в корму. Очень красивый парус, больше похожий на парашют, но очень капризный. Кромка паруса называется странным морским словом шкаторина.

Такелаж. Любое канатно-веревочное изделие, находящееся на палубе именуется тросом, независимо от того, из каких волокон изготовлено (растительных, синтетических или металлических). Если трос хотя бы одним концом к чему-то привязан, он уже становится снастью, частью такелажа. Такелаж, служащий для удержания рангоута в надлежащем положении, называется стоячим, весь же остальной - бегучим.  Из стоячего такелажа новичок быстрее всего знакомится с вантами - растяжки, которые идут от мачты к бортам. Они мешают ходить вдоль палубы и о них постоянно ударяются, можно, чего недоброго, выбить палец на ноге. Поэтому яхтсмены работают на палубе только в яхтенной обуви. Есть еще несколько  тросов-растяжек, которые растягивают мачту в продольном направлении – к носу идет штаг, а к корме два бакштага. Их тоже легко запомнить. Бакштаги,  поддерживают мачту с боков и сзади, соответственно и  ветер, который дует не прямо в корму, но сбоку и сзади называется бакштаг.  Штаг крепится к носу яхты, поэтому поворот яхты через нос называется оверштаг, т.е. буквально – «через штаг». Особо следует выделить топенант – это трос, на котором висит свободный конец (нок) гика. Он закреплен специальным зажимом,  стоящим в одном ряду с другими, которые постоянно отпускают или зажимают при работе с парусами, но его нельзя откреплять ни в коем случае! Обычно этот зажим заклеен скотчем от любопытных новичков – своего рода «защита от дураков». От непомерного веса гика он постоянно туго натянут. В море, когда паруса надуты хорошим ветром, часто появляется посторонний вибрирующий звук. Это от дополнительного напряжения «поет» топенант.  

При работе со снастями используют несколько слов травить, набивать, отдать.  Травить – ослаблять постепенно. Отдать (раздернуть) – полностью отпустить, ослабить снасть. Например, раздернуть шкоты, чтобы  парус свободно заполоскал и не  мешал повороту судна.

Набивать (выбирать) снасть – натягивать трос.  Когда ветер становится слишком сильным, рабочую поверхность паруса уменьшают, подбирая и подвязывая нижний край паруса, -  берут рифы. Шкот - снасть,  служащая для  управления  парусом.  Чтобы эти снасти различать, к  слову  "шкот" добавляют  название паруса,  который им управляется: грота-шкот, стаксель-шкот.  Тросы, туго натянутые на стойки вдоль борта яхты, чтобы члены экипажа не свалились в воду  во время шторма, называются леерами. Кроме этого леера используются для  сушки белья на стоянке, а развешивать вещи для просушки во время хода яхты считается неприличным. Трос, с помощью которого судно закрепляется у причала, называется швартов (швартовый трос). Соответственно процесс парковки судна, подход и закрепление яхты с помощью тросов к причалу или к другому судну, называется швартовка. При подходе к месту швартовки, как правило, с носа судна опускается якорь, который должен помочь зафиксировать яхту. Там, где дно не да?т возможности прочно зацепиться яхтенным якорем, как правило, используют так называемый «м?ртвый якорь», «мертвяк». На английском, общепринятом морском языке, он называется «муринг» (mooring).   Моим сухопутным друзьям нужно пояснить, что в марине (обустроенной бухте) яхта швартуется с помощью трех канатов – судно подходит к причалу кормой и с борта на берег бросают два задних швартовых, крепят их, потом с помощью третьего, носового швартового, оттягивают яхту от причала, выбирая слабину задних швартовых, чтобы яхта стояла «врастяжку» и не болталась ни вперед-назад, ни в бок. Оба кормовых швартовых находятся на борту, одним концом они привязаны к железке на палубе - утке. Поскольку ни один  трос на борту не должен валяться бесхозным, то свободный конец каната матрос наматывает через локоть как бельевую веревку и образовавшийся моток навязывает на  леер с внутренней стороны, чтобы в нужное время он был под руками, но не упал бы за борт.

При команде «Подать швартовые!» матрос отвязывает этот моток и кидает его на причал. Человек на берегу ловит канат, протягивает его через железное кольцо на причале и бросает назад, где его привязывают к  утке. Третий швартовый, так называемый «муринг», постоянно привязан к «мертвому якорю» (неподъемному  бетонному блоку) и утоплен на дне, чтобы не попасть под гребной винт. К свободному концу толстого каната, привязана тонкая веревка. Эта веревка крепится на причале и при подходе яхты ее передают на борт, где матрос с ее помощью поднимает со дна свободный конец носового швартового каната. Главная тонкость для матросов при швартовке – не забыть каждый раз пропустить швартовый под леером. Иначе при натяжении канат выломает леер вместе со стойкой леера и креплением. (См. главу «Блондинка на борту»). Капитан помогает процессу швартовки двигателем, включая то передний, то задний ход, отдает команды подтянуть или ослабить канаты, чтобы яхта заняла правильное положение между причаленными яхтами, а также между причалом и якорем. Для защиты от ударов бортами с другими яхтами и причалом экипаж перед швартовкой привязывает к леерам и вывешивает вдоль бортов кранцы – смешные резиновые пузыри. Иногда кранцы делают похожими на бутылки шампанского, деревянные бочонки.  (Не путать с транцем – это задний обрез корпуса яхты). 

Когда яхта идет под парусом, то все определяется положением относительно ветра. Навыки управления, например, автомашиной, придется забыть. Бесполезно говорить, что надо повернуть направо, потому что относительно ветра вы или уваливаетесь или приводитесь. Если яхта поворачивается носом к ветру – она приводится. Если уходит носом от ветра  – уваливается. Если яхту приводят к ветру так, что ветер дует почти строго в нос (парус при этом бездействует), то курс называется левентик, «мордотык» или по Х.Б. Врунгелю, “вмордувинд”.

Чтобы идти против ветра приходится лавировать - идти против ветра зигзагами. Курс — направление движения судна. Также направление ветра по отношению к идущему под парусами судну. Если ветер дует прямо в корму, говорят, что курс фордевинд. Когда не в корму, но сзади — бакштаг. Когда прямо в бок — галфвинд. В скулу — бейдевинд.

Даже вполне очевидные названия – правый-левый борт под парусом теряют практическую ценность. Употребляются термины наветренный и подветренный борт. Борт, в который дует ветер – наветренный, противоположный подветренный. Ветер, который прижимает яхту к берегу – навальный.

Единственное, что роднит яхту с автомобилем – ответственность. Как и машина, яхта -  это (плав)средство передвижения повышенной опасности. Гик – наиболее опасный предмет на яхте, бьет сильно, чаще по голове. Заслуживает отдельной главы (см. «Как гикнулся капитан Клещ»). Перенос гика с одного борта на другой происходит планово при смене курса. Например, оверштаг («через штаг»), поворот парусного судна на новый галс против ветра, при котором нос судна пересекает направление ветра, переваливает через ветер. При смене курса рулевой управляет действиями матросов.  Они ослабляют одни тросы («травят»), другие выбирают. Если рулевой, размечтавшись, бросил руль, или сильная волна ударила яхту в скулу, то яхта может неуправляемо «перевалиться через ветер», парус может произвольно «перекинуться» и гиком сбить весь экипаж за борт. Неуправляемая яхта, с болтающимся во все стороны гиком и парусом выглядит очень неуклюже, поэтому про рулевого говорят – «сделал корову». От удара гиком может спасти вовремя поданная команда-предупреждение «Гик!», по которой экипаж пригибается и прячется в открытом углублении в кормовой части палубы – кокпите. Опасными для жизни людей могут стать не только гик, но и любая другая часть рангоута, бегущего и стоячего такелажа, а также вполне привычные бытовые предметы типа газовой плиты, холодильника и унитаза. Газовая плита снабжена специальными зажимами для посуды и  располагается в специальном качающемся подвесе, чтобы с нее не слетел, например, чайник с кипятком.

Есть еще очень нужное слово жвака-галс (от голл. zwak-hals) – это узел крепления коренного конца якорной цепи к корпусу судна. Выражение «вытравить до жвака-галса» означает выпустить якорную цепь на всю ее длину, но употребляют слово часто не по назначению. Например, «засадить по самый жвака-галс».

 

И, конечно, главную опасность в море представляет не техника, а человеческий фактор, особенно осложненный интоксикацией организма.  После безмерного употребления алкогольных напитков на яхте лучше всего надеть спасательный жилет и пристегнуть страховочный фал, и только после этого ложиться спать. Перед выходом на берег необходимо надеть заранее приготовленную майку с названием своей яхты на спине и груди, или бэджем типа «Просьба вернуть тело на борт яхты «Беда». С уважением,  Христофор Бонифатьевич Врунгель».

Если яхтсмен не в состоянии самостоятельно вернуться с берега на судно после прогулки и осмотра достопримечательностей, то он должен, не снимая вышепоименованных майки и бэджа, лечь на берегу головой в сторону яхты, чтобы обозначить направление и облегчить свою доставку посторонними экипажами.

Что касается мнения остальных участников об описанных выше морских путешествиях, то они с моим описанием в целом согласны. Серьезные возражения были только у Сталкера по главе «Там рыбы жрут говно из жопы», в которой в образе «юной девы» описывается гражданка Италии «не ранее 1985 года рождения». Собственно Сталкер не возражает против страны происхождения прекрасной незнакомки и согласен с тем, что флажок на соседней яхте был итальянский, но оспаривает год рождения. По его мнению, год выпуска этой модели – «не позднее 1983-го». Он настаивает на этом, поскольку в тот ранний час дремал в динги – надувной лодке на борту своей яхты с совершенно нечаянно оказавшимся под рукой «трофейным» цейсовским биноклем. Немецкий полевой бинокль, несмотря на еще довоенный год выпуска, действительно находится в прекрасном состоянии, но со Сталкером я категорически не согласен. С расстояния менее четверти морского кабельтова (то есть примерно 40 метров) я и не вооруженным глазом могу отличить юную красавицу лет 20-22 от не менее красивой, но вполне зрелой девушки 23-26-ти лет. К моему большому сожалению, я оказался в кокпите с кружкой горячего кофе, а не с фотоаппаратом Canon с 300 мм телеобъективом, который во время морского путешествия  практически не выпускал из рук. Японская оптика позволила бы мне сделать великолепные снимки, виртуально  приблизив на расстояние 3-5 метров, но именно в эту минуту я оставил камеру в каюте. Документального подтверждения этим событиям ни у одной из сторон нет, поэтому - его слово против моего.  Хотите - верьте, хотите – нет.

 

"Завтрак на вулкане"  Сергей Дымов

Наша компания предлагает: отдых на яхтах

 

Вернуться в раздел