LiveZilla Live Help
 
Единый многоканальный
телефонный номер

Поиск и бронирование парусных и моторных яхт

Международные капитанские лицензии IYT

Для владельцев - хранение, обслуживание, чартерные программы

IYT YM Offshore
17 февраля 2014
Наша яхтенная школа получила допуск на обучение по программе Yacht Master Offshore.  Пройти двухнедельное обучение по этой программе можно в  учебной центре Сичартера, расположенном в Словении. далее

Все новости

 
  Принимаем
к оплате
 

Статьи

/ Главная  / Статьи / Завтрак на вулкане

Завтрак на вулкане

«И спросил Он, сколько хлебов у вас? И преломив их, разделил между всеми...»  Евангелие от Марка 6-38

 

Утро на острове Нисирос экипажи яхт встретили на вулкане. Вереница взятых на прокат крохотных автомобильчиков взбиралась по горному серпантину. Перевалили через вершину горы, которая оказалась частью каменного кольца, защищающего от морских ветров гигантское плато с крохотной дыркой кратера в центре. Автомобильчики помчались вниз, при этом экипажи яхт Тарантула и Сталкера  дружно высунули головы в открытые окна, чтобы показать «полосатикам» Хэнгера преимущество матросских шапочек «попаек» перед их «капитанскими кепками».  Кепку с козырьком тут же сдуло бы ветром, а «попайки» держались как влитые!..

И вот мы добрались до края котлована. Спускаемся в преисподнюю, пропахшую серой. Ноги то скользят по тонкому слою жидкой грязи, то хрустят по растрескавшейся корке, высушенной подземным жаром. Ступни жжет невидимый огонь, стоять на месте нельзя. Идем вперед к клокочущим ноздрям, которые выдыхают облака тяжелого едкого пара. Короткий хриплый выдох из ноздрей и мглистая пелена окутывает нас всех. Котлован, который казался совсем крошечным сверху, поглотил нас, фигурки спустившихся  людей в центре внутреннего плато кажутся крохотными для тех, кто остался на краю провала. Вертикальные стены скрываются вдали в набежавшем тумане. Я кладу дюжину яиц в кипящую расселину, вулкан сопит и втягивает их в кипящую взвесь известкового песка. Вулкан выдыхает всеми ноздрями сразу, и все пропадает в плотной мгле, пахнущей сероводородом и серой. Не видно солнца, людей, еще секунду назад стоявших рядом на расстоянии вытянутой руки, даже растрескавшейся коросты под ногами не видно. Плотный колпак тяжелого подземного пара глушит все звуки, кроме хрипов, бульканья и хриплого дыхания вулкана.  Огромная силища скрыта в недрах под нашими ногами.

Как рассказывают известные сочинители мифов - греки, бог моря Посейдон оторвал от острова Кос скалу и метнул ее в уплывающего от него мятежного гиганта Полибота. Упав в море, эта скала образовала Нисирос – остров с вулканом и черными скалами. Полибот оказался придавлен скалой, но не умер. Он жив до сих пор и стонет от ран, заставляя остров всякий раз содрогаться, вызывая землетрясения и извержения вулкана. В его власти мгновенно превратить в пар экипажи регаты, посмевшие подойти к нему так близко, и утопить их утлые суденышки, разметать и превратить в пепел не только этот, но и все острова Эгейского моря, сжечь огнедышащей лавой все Средиземноморье, поднять огромную волну и снести пол-Европы.

Накрыв пришельцев тяжелой ладонью плотного тумана, подземное чудовище некоторое время изучает этих смешных и наивных человечков, пришедших с нелепой просьбой приготовить им скромный завтрак из дюжины яиц. Гигант кряхтит и сопит, решая как отнести к этой оскорбительной просьбе. Но, фыркнув еще  несколько раз для острастки, чтобы чужестранцы поняли нелепость своей дерзкой выходки, он сменяет гнев на милость и поднимает тяжелую длань – туман уходит и передо мной лежит дюжина почерневших от сероводорода и растрескавшихся от подземного жара яиц. Наша скромная трапеза... 

Выбравшись из котлована, я раскладываю яйца на грубом деревянном столе, установленном на краю обзорной площадки. Сталкер ставит соль. Чистим черную, покрытую рисунком из трещин скорлупу – под ними белый овал яйца. Что может быть проще и символичнее. Это первооснова всего. Нас одиннадцать – яиц двенадцать. Последнее яйцо остается лежать в центре круглой деревянной столешницы. На нем знак – крест в круге. Одиннадцать человек стоят и смотрят на это явно адресованное кому-то послание. Никто не решается принять этот символ-знак: яйцо как основа жизни и простые знаки, лежащие в основе всего сущего. «Я отвезу его сыну. Арсению», -  говорит Колян. Никто не возражает – значит, так и было задумано. Колян ушел в море, оставив на берегу трехмесячного сына. Об этом остальным членам экипажа напоминают необычные проявления сонливости у Коляна. Все, что новорожденный не дал ему доспать на берегу, он компенсирует на борту яхты, причем строго по условной команде – стоит затарахтеть мотору, как его клонит в сон...

Мы достигли крайней точки своего маршрута, завершили свою символическую трапезу на вулкане. Штормовой ветер, который еще день назад гнал нас прочь от вулкана, стих до полного штиля. Выйдя из гавани Нисироса, мы чехлим парус.

Обратная дорога в порт назначения проходит так, как и должно проходить возращение Одиссея и его «одисситов». Боги понесли Одиссея самым прямым маршрутом к дому. Он открыл последнюю амфору вина, собрал остатки хлеба и сыра и сел на палубе с уцелевшими друзьями, глядя вперед, где ждал его дом.

В нашем случае это была последняя бутылка Кампари, две упаковки холодного апельсинового сока из холодильника и чаша оливок. Капитан Сталкер немного поправляет курс, ставя стрелку на компасе на «ноль», – мы идем на север, строго по меридиану, включает автопилот. Ветра по-прежнему нет. Мягкое солнце прикрыто белыми облаками,  море разгладилось, и облака отражаются в н?м как в зеркале. Разговоры стихли - все уже сказано. Все, что могло быть сделано, - сделано.

Шум дизельного двигателя производит свое волшебное действие на Коляна – он уходит в каюту и сразу засыпает. Он безмятежно спит на спине, в руках, сложенных на груди, он держит яйцо-послание. Мы сидим на палубе, отрешенно смотрим вперед и пьем горькое Кампари с оливками…

Непьющий Иван изучает карт-плотер с отметками пройденного маршрута за шкиперским столиком в кают-компании. «Вернемся домой, - ни к кому особо не обращаясь, говорит Сталкер, - начну оформлять документы на Ивана. Он уже набрался опыта, чтобы получить шкиперскую лицензию и стать капитаном. Он столько морских миль со мной прошел!»  На лице Сталкера блуждает рассеянная улыбка: «Я прямо вижу, как вручу ему лицензию, хлопну по плечу и скажу: «Сын! Я сделал тебя капитаном!»

Я тоже улыбаюсь своим мыслям, но молчу. Если у молодого шкипера хватит наглости, то он хлопнет папашу в ответ и скажет: «Отец! А я сделал тебя капитаном Сталкером!»  И ведь нисколько не соврет, подлец! Тем неопытным рулевым в давнем походе, от рук которого гикнулся капитан Клещ, превратившись в капитана Сталкера, был именно он.

 

"Завтрак на вулкане"  Сергей Дымов

Наша компания предлагает: отдых на яхтах

 

Вернуться в раздел