LiveZilla Live Help
 
Единый многоканальный
телефонный номер

Поиск и бронирование парусных и моторных яхт

Международные капитанские лицензии IYT

Для владельцев - хранение, обслуживание, чартерные программы

IYT YM Offshore
17 февраля 2014
Наша яхтенная школа получила допуск на обучение по программе Yacht Master Offshore.  Пройти двухнедельное обучение по этой программе можно в  учебной центре Сичартера, расположенном в Словении. далее

Все новости

 
  Принимаем
к оплате
 

Статьи

/ Главная  / Статьи / Блондинка на борту

Блондинка на борту

Как известно, всех блондинок мужики делят на два дивизиона:«Эх, я бы такую…» и «Эх, я бы на такой…» Про первых все известно из народного фольклора, к тому же три четверти из них - крашеные. Представительницы другого,  высшего дивизиона – «А вот на такой бы я женился!» - встречаются редко, можно даже сказать, что это вымирающий вид. Капитан Морган нашел свою во время службы в далеком, богом забытом военном гарнизоне. А поскольку была она дочерью начальника гарнизона, то по понятным всем знакомым с прозой Пушкина литературным ассоциациям звал он ее «Капитанская дочка». История эта произошла на Адриатике за год до регаты на Эгейском море. Одной рукой управляя яхтой, а второй рукой обнимая верную жену, капитан Морган входил в бухту хорватского города Раба, где на причале, как он думал, его уже ждали  верные друзья. Но он ошибался – не друзья они ему были, не друзья! Дело в том, что  на борту яхты капитана Тарантула давно зрел бунт. Каждый матрос на борту, включая и будущего горластого капитана Хэнгера, хотел встать на его капитанское место, чтобы крутить штурвал, швартовать и отшвартовывать яхту, отдавать команды на подъем и спуск парусов или якоря. Поэтому когда Тарантул, ссылаясь на сложные гидрологические условия, сам вошел в бухту и причалил, вся команда вновь высказала ему свое недовольство. «Хотите покомандовать, командуйте – яхта и экипаж в полном вашем распоряжении. Швартуйтесь!» - царским жестом Тарантул указал своим матросам … в сторону входившей в марину яхты Моргана.

Направленная рукой коварного манипулятора Тарантула вся эта разнузданная матросня, возомнившая себя шкиперами, набросилась на чужую яхту: «Бросай! Держи! Тяни! Трави! Штурвал влево! Вправо! Малый вперед! Полный назад!» Шквал противоречивых команд обрушился на экипаж Моргана. Больше всех досталось «Капитанской дочке» - мужики почему-то любят командовать чужими блондинками.  Как и все блондинки, бедняжка принимала каждую поступающую команду на веру, но главное, воспитанная сначала  отцом-офицером, а потом мужем-офицером она буквально следовала двум гарнизонным правилам: «Приказ должен выполняться немедленно и беспрекословно! Сначала выполняй, а потом думай!»

«Подать кормовые швартовые!» - отдает приказ законный капитан яхты своему русоволосому матросу. Она начинает отвязывать свернутый в бухту свободный конец швартового троса – в море она не первый раз и знает, что надо делать. Главное в этой ситуации – не забыть до броска пропустить бухту под леером, чтобы не сломать ограждение натянувшимся канатом. Но один из «капитанов-самозванцев» орет на нее так, как будто его режут: «Бросай, бля!».  Согласно гарнизонному правилу №3 приказ, отданный «диким голосом с ускорителем «бля», полностью исключает раздумывание и выполняется с удвоенной скоростью. Вздрогнув как от удара, блондинка бросает бухту над леером.

Дальнейшие события напоминают веселую игру пионербол – где одна команда перебрасывает мяч другой, не роняя его на землю. Один из добровольных «помощников» ловит канат и, чтобы исправить свершившуюся глупость (т.е. вернуть и провести швартовый под леером), тут же швыряет его назад: «Лови!». Другой, не разобравшись, тут же орет ей диким голосом: «Бросай же, бля!» Она ловит и бросает.

Теперь доходит и до второго, что через леер-то нельзя! Уже вдвоем они на лету ловят спутанную бухту и молниеносно, как горячую картошку, бросают в руки блондинке: «Держи!». В это же время местный служащий марины достает из воды веревку, привязанную к тросу переднего швартового, которую называют «муринг» (mooring). Он галантно перебрасывает веревку даме: “Lady, take the mooring, please!” Бедная блондинка стоит с двумя веревками в руках…

При работающем двигателе и лишь одном закрепленном заднем швартовом яхту Моргана тянет на соседнее судно. «Я же сказал, блин, подать швартовый!» - орет Морган. Приказ капитана  отменяет любые другие распоряжения, и «Капитанская дочка» немедленно перешвыривает обе веревки «горе-помощникам» на причале.

Но те - на чеку, перехваченный в воздухе трос снова летит назад! Муринг падает в воду и его тянет под яхту, где неминуемо намотает на винт. Я ору с берега: «Морган! У тебя веревка под винтом!» Почти сразу же служащий марины невозмутимо вылавливает специальной палкой с крючком оброненный блондинкой муринг и галантно протягивает даме: “Madame, your mooring!”  Несчастная блондинка снова стоит на палубе с двумя веревками.

Морган значительную часть событий пропускает: рассчитывая, что экипаж вот-вот закрепит второй кормовой швартовый, он отчаянно борется со штурвалом, ручкой газа и реверса, пытаясь спасти яхту от столкновения правым бортом с другой яхтой. Одновременно он ищет в воде  опасную веревку, о которой его только что предупредили. Его напряженный взгляд пытливо скользит вдоль правого борта к корме, исследует буруны, поднятые винтом… Наконец, капитан поворачивается лицом к левому борту, где натыкается на картину дерзкого саботажа на борту -  вопреки неоднократно отданной им команде жена (она же матрос) по-прежнему стоит с двумя веревками в руках! «Йо-о’п!!! Па-чему не..?! Я когда сказал?!!» Напряжение ответственности, лежащей на плечах капитана яхты растет. 

Просчеты в несложной для опытного капитана операции швартовки грозят ударить не только по престижу, но и по карману. На каждый его промах можно повесить ценник: «Порвать кранец - 50 евро, погнуть стойки лееров неправильно поданным швартовым – минимум 200 евро, заклинить и сорвать винт намотавшимся тросом – минимум 300 евро, повредить своей яхтой борт соседней – от 400 евро за каждую яхту. Так и взятого чартерной компанией залога за яхту не хватит расплатиться.

Все орут, машут руками, вода бурлит, зажатые между бортами надувные резиновые кранцы нелепо раздуваются и визжат. Стоит прижать их еще немного сильнее, и они лопнут. Крашеная блондинка давно уже ввязалась бы в рыночную склоку с непрошеными помощниками или билась бы в истерике в каюте, выбросив все противные веревки за борт.

Но «Капитанская дочка» стойко сносит несправедливые упреки, лишения и тяготы службы. Она молча опускается на колени и под леером перебрасывает кормовой канат на причал, ловит уже не раз побывавший в воде муринг и передает его, как положено, на нос. И только выполнив необходимые действия и опустив обессилевшие в борьбе с канатами руки на колени, она спокойно объясняет Моргану: «Они все та-ак кричали…»

«Кто тебе должен отдавать команды?!! Кто на борту капитан?!!»,- срывается Морган. Напряжение достигает высшей точки, все замерли в ожидании развязки - с дикой семейной сценой и списанием саботажницы на берег.

Не меняя библейской позы раскаяния, на коленях, глядя на Моргана снизу вверх голубыми глазами сквозь спутавшиеся русые волосы, «Капитанская дочка» произносит кротко, но с проникновенной силой, как это могут делать только натуральные блондинки из высшего дивизиона: «Ты, конечно! Ты - Мой Капитан!» 

У-уф! Мир в семье и мир на корабле восстановлен! Все радуются, дружно аплодируют как в американских фильмах для семейного просмотра и идут пить пиво…

Однако после описанных событий бунт на корабле Тарантула не прекратился, просто принял латентную, скрытую форму. На следующий день незадолго перед выходом из марины вся команда с капитаном собралась на причале возле кормы, заканчивая подготовку к отплытию – доливали в баки воду, заряжали аккумуляторные батареи: на яхту с причала перекинуты шланг пресной воды и электрический провод, трапик и швартовые. И, конечно, как и положено, на причале были сложены всякие шлепанцы и кроссовки, поскольку яхту уже помыли и на борт можно подниматься только босиком. Три человека стоят и канючат хором: «Тарантул, дай порулить, дай встать за штурвал и выйти из бухты!» «Вы же сами убедились, что вы еще не готовы, - парирует Тарантул, - вы первый раз в море, за исключением Игоря». Будущий капитан Хэнгер, услышав свое имя, взвился как застоявшийся жеребец, перед которым, наконец, открыли ворота: «Все слышали, все? Тарантул разрешил мне встать за штурвал! Отдать швартовы! По-олный вперед!» - орал он, запуская двигатель...

Забрасывать на борт швартовые, электрический провод, резиновый шланг, кранцы и шлепанцы, запрыгивать на корму и отвязывать муринг пришлось уже на ходу. Только присев на лавочки, чтобы перевести дух, мы обнаружили, что с нами в кокпите нет капитана. О, ужас! О, позор! Команда забыла на берегу своего капитана! Оборачиваемся - на причале его тоже нет.

«Ну, вы, блин, даете!» - голос Тарантула раздается снизу, он карабкается из каюты по лесенке, держа в руке рацию, чтобы предупредить другие яхты о нашем скоропостижном отплытии…

…И долго еще по мелкой волне за нашей кормой бился как в истерике привязанный деревянный трапик, про который при отчаливании просто забыли...

 

Словарик

Mooring -  притопленный у причала канат для постановки на мертвый якорь при швартовке врастяжку.

"Завтрак на вулкане" Сергей Дымов

 

Наша компания предлагает: аренда яхт

 

Вернуться в раздел