LiveZilla Live Help
 
Единый многоканальный
телефонный номер

Поиск и бронирование парусных и моторных яхт

Международные капитанские лицензии IYT

Для владельцев - хранение, обслуживание, чартерные программы

IYT YM Offshore
17 февраля 2014
Наша яхтенная школа получила допуск на обучение по программе Yacht Master Offshore.  Пройти двухнедельное обучение по этой программе можно в  учебной центре Сичартера, расположенном в Словении. далее

Все новости

 
  Принимаем
к оплате
 

Статьи

/ Главная  / Статьи / Руки прочь от Манолиса Глезоса!

Руки прочь от Манолиса Глезоса!

«Бьют белого дубинкой, негра - плеткой,

              Манолис Глезос снова за решеткой!»

                                                                                                               (Александр Ландов «Сердцебиение» Сборник стихов)

 

Задуманный Сталкером поиск фашистских баз во время морского путешествия заставляет меня полистать исторические книги. Новейшая история Средиземноморья и Балканского полуострова, в частности, весьма запутана, каждая ее страница задевает интересы слишком многих стран, народов и партий и поэтому, если в этом нет пропагандистской надобности, она просто замалчивается. Далеко не каждый может с ходу сказать, например, на чьей стороне участвовала во Второй мировой войне Албания, Югославия, Хорватия, Болгария, Румыния, Испания, Турция или более далекие Венгрия и Португалия.

Об участии Греции во Второй мировой войне мы бы то же, наверное, ничего не знали, если бы не частушки про пламенного коммуниста-антифашиста Манолиса Глезоса, водрузившего красное знамя над греческим Рейхстагом, и государственный праздник Греции – «День Охи», внесенный красными буквами в советские отрывные календари. Поскольку с туалетной бумагой в стране была напряженка, то каждую страничку отрывного календаря советские граждане читали минимум дважды: один раз отрывая страничку от пачки с толстой скрепкой, а второй – отправляя в плавание в виде кораблика под флагом страны цвета шоколада. С двух раз многие факты истории запоминались хорошо. На странице за 28 октября обычно писали, что в этот день в 1940-ом году премьер-министр Греции Иоаннис Метаксас сказал свое знаменитое "Охи!" ("Нет!") на ультиматум Бенито Муссолини, который потребовал капитуляции Греции. Имя премьер-министра запоминалось хорошо по созвучию с дешевым греческим коньяком.

В ответ на «Охи!» Муссолини начал военные действия, но неудачно - греки за несколько месяцев боевых действий не только  выбили со своей территории напавших со стороны Албании итальянцев, но под шумок в отместку заняли южную треть Албании. Это была первая победа над фашизмом в ходе разгоравшейся Второй мировой войны, но на этом славная страница греческой истории заканчивается. Потомки гордых эллинов впустили в страну союзнические английские войска, что  было неприемлемо для Германии: с греческих баз британские бомбардировщики могли легко бомбить единственную нефтяную базу вермахта в Румынии. Поэтому, когда Муссолини пожаловался Гитлеру, тот отреагировал жестко и быстро.

В апреле 1941 года немцы за две недели захва­тывают Грецию и поднимают над Ак­рополем флаг Третьего рейха. Немецкие и итальянские войска входят в Грецию, профашистская тогда «братская Болгария», которая пропустила через свою территорию немецкие части вермахта и СС, под шумок оккупирует Фракию и Македонию, на которые веками имела виды. Впрочем, флаг со свастикой провисел на древнем Парфеноне недолго. Уже в ночь на 31 мая девятнадцатилетний афинский гимназист Манолис Глезос сорвал его. Этот, в общем-то, хулиганский поступок имел далеко идущие последствия. С этого дня немцы объявили террор, расстреливали греков целыми городскими кварталами и деревнями, в захваченных Салониках уничтожили крупнейшую в Европе общину евреев. На страничке отрывного календаря сообщалось, что молодой коммунист поднял над Акрополем знамя свободы и провозгласил начало освободительной борьбы в оккупированной Греции, ведущую роль в котором играли местные коммунисты.

У патриота Глезоса не было другого выбора, как примкнуть к компартии и стать живой иконой борьбы с фашизмом. Первое время он еще пытался рассказывать, что в ночь на 31 мая 1941 года он в компартии не состоял. Что он просто возвращался ночью с другом-гимназистом с пирушки, что ни красный коммунистический, ни греческий государственный флаг взамен сорванного нацистского он не водружал. Но потом сдался. Когда много позже освобожденного из застенков «фашистской хунты» товарища Глезоса привезли в пионерский Артек, он просто кивал, пока приставленный к нему переводчик читал за него заготовленный и одобренный где надо текст про красное знамя над Акрополем.

После победы над фашистской Германией англичане ввели в Грецию войска, привезли назад из Египта бежавшего греческого короля Георгиоса, тут же названного «фашистом-монархистом». В стране началась гражданская война, коммунистов расстреливали и сажали в тюрьмы. Сбежавшего из тюрьмы при немецких фашистах, товарища Глезоса поймали «фашисты-монархисты» и  снова приговорили к расстрелу, но в результате протестов прогрессивной мировой общественности заменили смертный приговор 10 годами тюрьмы. Прошли годы, Манолиса выпустили, но в результате военного переворота к власти пришла «фашистская хунта ч?рных полковников», которая снова побросала недорастреленных в прошлые кампании коммунистов в тюрьмы. 

Настал звездный час Манолиса Глезоса, вся пропагандистская машина пришла в восторженное движение: «Манолис Глезос снова за решеткой!», «Черные полковники, руки прочь от Манолиса Глезоса!», «Свободу патриоту Манолису Глезосу!»  Непрерывной чередой проходили заводские митинги, колхозные собрания в поддержку несгибаемого грека. Он стал не менее любимым героем народного фольклора, чем Василий Иванович Чапаев. Классический анекдот 60-х годов: "- Какие были последние слова Патриса Лумумбы перед казнью? - Свободу Манолису Глезосу!"

Моя школа тоже внесла свой вклад в дело поддержки несгибаемого борца. На школьном митинге, посвященном международной борьбе с империализмом наш октябрятский класс выстроили на школьной сцене. Для большего эффекта в зале погасили свет и включили кинопроектор с кадрами документальной хроники, обличавшей происки международных империалистов. Я еще пытался исподтишка подглядывать в бумажку с заготовленным текстом, когда учительница выпихнула меня на самый край сцены с напутствием: «Даже если что-то забудешь, главное – не останавливайся!» В лицо ударил такой мощный поток света, что я мгновенно ослеп, и из глаз градом потекли слезы. Все перемешалось в голове, я плакал и орал в притихший зал, полный родителей и старшекласников: «Во время Великой Отечественной войны, когда Грецию захватили фашисты, славный сын греческого народа, пламенный патриот и борец с немецко-фашистскими захватчиками  Манолис Глезос под немецко-фашистскими пулями поднял красный флаг над греческим Кремлем! Теперь прихвостни американского империализма - греческие фашисты-капиталисты - снова посадили его за это в тюрьму! Свободу бесстрашному греческому коммунисту, признанному лидеру национально-освободительного движения, Лауреату Международной Ленинской премии "За укрепление мира между народами" товарищу Манолису Глезосу!!!..»

Слепящая лампа проектора высветила на экране за спиной новый сюжет. Вместо митингующих под градом полицейских дубинок антифашистов появились американские бомбардировщики, сбрасывающие бомбы на джунгли Юго-Восточной Азии. Учительница втянула меня в строй и вытолкнула под безжалостный свет проектора другого маленького зомби, который тут же залился слезами. Слезы и горе всегда идут рука об руку. Если у человека горе, появляются слезы. И наоборот, если появились слезы, даже искусственные, то в голосе все равно будет горе. Блестя блюдцами мокрых глаз, новый оратор слепо махнул рукой в экран у себя за спиной и с недетским горестным надрывом прорыдал в переполненный зал: «Это – дети пылающего Вьетнама! Днем, прикрываясь пальмовыми ветками от горящего американского напалма, они спешат в школу!.."  Когда шторы раздвинули, и в темный актовый зал хлынул солнечный свет, заплакали все… 

Не стыдясь зареванных глаз, участники митинга подписали два письма. Одно гневное - греческой фашистской хунте, а второе, т?плое и дружеское, - мужественному сыну героического греческого народа. Решительное требование советских октябрят и пионеров освободить греческого патриота из тюремных застенков было, в конце концов, услышано и выполнено. Мы все были очень горды... 

Я и сегодня не стыжусь своего участия в укреплении мифа об отважном коммунисте, поднявшем красное знамя над афинским Кремл?м, а потом в тюремных застенках, якобы,  прятавшего на груди письма поддержки от советских октябрят и пионеров. Просто каждому народу нужны свои сказочные персонажи. Дело в том, что и гордого «Охи!», лежащего в основе государственного праздника издревле известной своими мифами Греции, тоже не было. В ответ на зачитанный в четыре часа утра итальянским послом ультиматум заспанный Метаксас сказал по-французски: «Значит, будет война! А ля гер ком, а ля гер!» И это было вполне естественно – именно французский был языком дипломатии. Но подлинная версия абсолютно не устраивала патриотически настроенных греков. Что за фигня – в героическую минуту, когда решается судьба родины, грек говорит с итальянцем по-французски! В мгновение ока греческие мифотворцы сочинили сказку про «Охи!», которая устроила всех. 

 

"Завтрак на вулкане"  Сергей Дымов

Наша компания предлагает: аренда яхт

 

 

 

Вернуться в раздел